Предлагаю завести ещё один клуб читателей :)

Ну, хомуты и баранки - это разные лавки по соседству, вероятно.
Стена, крашеная кусками, кто как свою часть выкрасил (или не выкрасил) - это и сейчас бывает.
Или о чем речь? :))

gorodec1
Баранки, конечно яркий штрих. На гостинице не помню, но на ярмарках - всегда. А на картинке - городецкая роспись. Пошел со своими бойцами в местную фотографию - сделать групповой дембельский снимок. Так все лица получились - вот такие, круглые, кучерявые, усики закручены, прямо мистика местная.

1 симпатия

Во что играли у губернатора? Вист.
В 1742 году Эдмонд Хойл, известный своим пристрастием к азартным играм, опубликовал “Трактат об игре в вист” и начал обучать представителей аристократии азам карточной стратегии. Вист обрел бешеную популярность в кругах высшего общества, в него играли джентльмены, собирая по вечерам за столом, накрытым зеленым сукном.

Существовали не только правила игры в Вист, но и особый этикет, законы, которым следовали игроки. Аристократы собирались на светские мероприятия – вист-драйвы. В конце 19 столетия вводился ряд нововведений, который привел к появлению разновидностей игры. А в начале XX века на смену Висту пришел Бридж. Вист: что это такое, правила игры, виды, история создания
А потом переферанс.
Выиграть в Вист - мастерство. А проиграть нужному человеку (что, вероятно, умел Чичиков) - талант.

1 симпатия

Здесь, кстати, интересна неазартность Чичикова. По крайней мере, именно в игре. Не увлекался, спорил “приятно”, голову не терял.
При том, что вообще-то такие игры сильно затягивают тех, кому они не скучны. :slight_smile:

Чичиков ведет другую игру. Помасштабнее. Картишки - вспомогательный инструмент. И людишки эти тоже. Вообще интересно прописать портрет. Привычки, словечки, привязанности… ящичек сюда же.

1 симпатия

Можно еще добавить описание мест и еды.

У этих двух сущносностей особые роли в романах.

Место, где находятся герои — описывают душевное состояние, еда — некоторую интимность. Данные категории принадлежат Томасу Фостеру, вот моя заметочка и видео, где об этом рассказываю. Фостер вообще предлагает отличный подход к чтению художки, после него ни одна художка по старому не воспринимается.


Глава 2.
Петрушка. «имел даже благородное побуждение к просвещению, то
есть чтению книг, содержанием которых не затруднялся: ему было совершенно все равно, похождение ли влюбленного героя, просто букварь или молитвенник, — он всё читал с равным вниманием; если бы ему подвернули химию, он и от нее бы не отказался. Ему нравилось не то, о чем читал он, но больше самое чтение, или, лучше сказать, процесс самого чтения, что вот-де из букв вечно выходит какое-нибудь слово, которое иной раз черт знает что».
После рекомендаций Рустама и книг типа «Читай как профессор» узнал себя в этом описании. :slight_smile:
И еще знакомый паттерн - реакция на наставления:
Чичиков: «Сходил бы ты хоть в баню» На что Петрушка ничего не отвечал и старался тут же заняться каким-нибудь делом; или подходил с щеткой к висевшему барскому фраку, или просто прибирал что-нибудь. Что думал он в то время, когда молчал, — может быть, он говорил про себя: «И ты, однако ж, хорош, не надоело тебе сорок раз повторять одно и то же».
Как бы отреагировал, не проигнорировал, однако и ничего не сделал и самоутвердился - “видишь - важным делом занят, не отвлекай”.

2 симпатии

Томас Фостер: в реальной жизни трапеза как правило обозначает мир и взаимопонимание. Обеды Чичикова у помещиков – деловые. Про них много написано. А вот Чичиков один:
«Но господа средней руки, что на одной станции потребуют ветчины, на другой поросенка, на третьей ломоть осетра или какую-нибудь запеканную колбасу с луком и потом как ни в чем не бывало садятся за стол, в какое хочешь время, и стерляжья уха с налимами и молоками шипит и ворчит у них меж зубами, заедаемая расстегаем или кулебякой с сомовьим плесом, так что вчуже пронимает аппетит, — вот эти господа, точно, пользуются завидным даянием неба! Не один господин большой руки пожертвовал бы сию же минуту половину душ крестьян и половину имений, заложенных и незаложенных, со всеми улучшениями на иностранную и русскую ногу, с тем только, чтобы иметь такой желудок, какой имеет господин средней руки, но то беда, что ни за какие деньги, ниже имения, с улучшениями и без улучшений, нельзя приобресть такого желудка, какой бывает у господина средней руки».

Яркая, сочная картинка - обед на простой почтовой станции, где-то между унылым городом и убогой деревней, но каково меню! Не нужно играть роль, не нужно опасаться мнений – никого знакомых рядом - можно оторваться по полной. Насладись «даянием неба». Здесь ведь не только проеду кмк. Но - не ценишь, бежишь, стремишься наверх. Там - ждет тебя… что? Потом, когда доберешься до вершин «большой руки» - и захотел бы повторить, да не сможешь.
Жить здесь и сейчас советуют мудрые.

2 симпатии

По второй главе заметок.

«Но обо всем этом читатель узнает постепенно и в свое время, если только будет иметь терпение прочесть предлагаемую повесть, очень длинную, имеющую после раздвинуться шире и просторнее по мере приближения к концу, венчающему дело.» - какая дивная самоиллюстрация. Прям предчувствуется длина :slight_smile:

Петрушка.
Вообще, не отметила ещё в той главе, что как-то оно… зваться Петрушкой, будучи человеком лет 30. Не подросток, а толку…
«…имел даже благородное побуждение к просвещению, т.-е. чтению книг, содержанием которых не затруднялся: ему было совершенно всё равно, похождение ли влюбленного героя, просто букварь или молитвенник, – он всё читал с равным вниманием; если бы ему подвернули химию, он и от нее бы не отказался. Ему нравилось не то, о чем читал он, но больше самое чтение, или, лучше сказать, процесс самого чтения, что вот-де из букв вечно выходит какое- нибудь слово, которое иной раз чорт знает что и значит» - ощущение неприменённого, неразвитого, пропавшего бессмысленно интереса к слову.
Про отношение к «барским наставлениям» понятно, что возражать бесполезно, делать не хочется. Увиливает. В чём тут сложность для него, почему так - мы не знаем.
А щекотливость и привиредливость (да и последовательность во всём, кроме, видимо, имеющего значение для затеи) Чичикова - вызывают сомнение, мда.
Про Селифана и вовсе автор уходит от рассказа, мотивируя тем, что «совестится занимать так долго читателей людьми низкого класса, зная по опыту, как неохотно они знакомятся с низкими сословиями. Таков уже русский человек: страсть сильная зазнаться с тем, который бы хотя одним чином был его повыше»… вот так и заканчивается типа попытка «быть обстоятельным во всем, и с этой стороны, несмотря на то, что сам человек русский, хочет быть аккуратен, как немец». И возвращается из своего отступления про чинопочитание в «однако ж, нужно возвратиться к герою». Самоироничненько!

«он сошел с лестницы, поддерживаемый под руку то с одной, то с другой стороны трактирным слугою» - а зачем? В предыдущей главе тоже «отправился домой прямо в свой нумер, поддерживаемый слегка на лестнице трактирным слугою» тоже…

Отправляясь в гости к знакомым в деревню, Чичиков надевает фрак. Получается, это такая повседневная, ну, слегка парадная одежда. Сейчас во фраках официанты, артисты и на прям официальных мероприятиях люди, насколько я понимаю… Правда, официальный фрак по нынешним временам чёрный, а тут брусничного цвета с искрой (хочется немного хихикнуть насчёт малинового пиджака, хотя тут то не в тему, наверное). Кстати, либо фрак один, либо Чичиков предпочитает фраки такого цвета. На губернаторскую вечеринку в того же цвета фраке был.

«…бричка пошла прыгать по камням. Не без радости был вдали узрет полосатый шлахбаум, дававший знать, что мостовой, как и всякой другой муке, будет скоро конец; и, еще несколько раз ударившись довольно крепко головою в кузов, Чичиков понесся наконец по мягкой земле» - правдивость утверждения про «дороги везде бархатные» очевидна!

Манилов одет попроще, он в сюртуке. Зелёном. Ну, в принципе, повседневная одежда и сейчас цветная. Сюртук, правда, статус поменял :slight_smile: Охарактеризовали, пожалуй, как человека, которому решительно неинтересно всё вокруг, на самом-то деле. В армии «считался скромнейшим, деликатнейшим и образованнейшим офицером». Безынициативный, доверчивый, несамостоятельный. Не то, конечно, что культурное общество хотело видеть в дворянине и помещике. Но есть ли смысл в этом винить самого человека, если так-то подумать?
Жену охарактеризовывали под стать, хотя ещё «…тонкая небольшая кисть руки ее что-то бросила поспешно на стол и сжала батистовый платок с вышитыми уголками» - совсем не поняла, к чему это. Равно как и «Не мешает сделать еще замечание, что Манилова… но признаюсь, о дамах я очень боюсь говорить».

Разговор забавный, конечно. Такая доверчивая доброжелательность, и всё равно осталось сомнение! :slight_smile:

1 симпатия

Кто Манилов? - я - Манилов?
В очередном прочтении текста поймал себя на мысли, что Плюшкин, Собакевич и прочие - знакомые типы. Встречал. А вто Маниловых не встречал. Как-то вывелись? Поразмыслив, понял, что встречал - я сам иногда (и с удовольствием) - Манилов. Мысль не понравилось. Успокоился на том, что я только изредка Манилов, изредка - Плюшкин и т.д. А уж Ноздрев - тут да - раньше - больше, сейчас меньше - кураж не тот (кмк).
Вернулся я к тексту, перечитал кусок уже вжившись в роль Манилова, стараясь проникнуться его чувствами. Испытал “истинные именины сердца”. И сам себе понравился и Чичиков заиграл по-другому.
Интересный получился опыт.

4 симпатии

Ага, я думаю, что немножко Манилова - это прям необходимо. Мечтать о прекрасном будущем и радоваться прекрасному в настоящем, даже если это иллюзии - добавляет радости в жизнь. :))
Без немножка Манилова в себе ничего нового интересного не затеять.

Ещё вспомнилась такая штука, как Модель Белбина для IT: сила и слабость разных команд / Хабр - там про роли в команде. Возможно, Манилов - потенциально “генератор” и “душа команды”, раз мечтает и симпатизирует всем. А что в одиночку ничего не доводит до завершения - ну, да, это не входит в его сильные стороны. Без команды - ой. И сам вряд ли соберёт, и прибиться не к кому. Только и печалиться о том, как оно неоч в глуши-то.
(Что-то я опять о неприменённости. Про Петрушку вот тоже :)))

2 симпатии

Интересно - насчет Манилова в команде. Прямо просится клетка в штатное расписание - “дежурный генератор идей”. :slight_smile: Он же там о соседе мечтает с которым можно было бы чего-нибудь эдакое… Может и получилось бы, живи рядом такой - реализатор-воплотитель.

2 симпатии

Иногда достаточно кого-то с моторчиком. А все остальное подтянется.

Вот Манилов - не моторчик совсем. Моторчиком могла бы быть, наверное, Коробочка, если б у них были шансы посотрудничать. Как раз же ж - Коробочка хозяйственна, активна, деловита, но вообще без фантазии, кругозора и всего такого. Правда, чтоб эти люди смогли договориться - эт ещё кого-то надо… И не только потому, что они разного круга люди. :slight_smile:

Рулит хозяйством примерно на 160 человек (примерно 80 душ - это мужеска пола, можно предположить, что женщин примерно столько же). Во все дела входит, в город ездит, с покупщиками переговоры ведёт, следит, чтоб не обманули “неопытную вдову”, и думается, такую много в чём обмануть-то можно при её ограниченности, необразованности, суеверности, но вот конкретно в цене товара - не очень просто. Упряма, не стесняется прибедняться, всё перепроверит, что может и понимает. Не стесняется подмаслить, не стесняется задабривать тем, что у неё хорошо, а ей дёшево - домашнее угощение не жалко, а покупное она на Чичикова не тратит. Все свои товары попредлагала. Лист гербовой бумаги выпросила. Мёртвые души никогда не продавала, не понимала, какой тут смысл, но поторговалась и отдала-таки. (И всё же поспешит потом перепроверять, “старушка, вскоре после отъезда нашего героя, в такое пришла беспокойство насчет могущего произойти со стороны его обмана, что, не поспавши три ночи сряду, решилась ехать в город, несмотря на то, что лошади не были подкованы, и там узнать наверно, почем ходят мертвые души и уж не промахнулась ли она, боже сохрани, продав их, может быть, в три-дешева.” А вот что сделка может быть не такова, что о ней рассказывать стоит - ей в голову не пришло совсем.) :slight_smile:
Сложно было Чичикову с ней договариваться без возможности объяснить, что толку в мёртвых душах-то, почему он вообще за них платит. :slight_smile:

Про Селифана мне как-то сильно менее интересно.

1 симпатия

О правильном для счастливой жизни воспитании.

Гоголь: (У о воспитании Маниловой) «А хорошее воспитание, как известно, получается в пансионах. А в пансионах, как известно, три главные предмета составляют основу человеческих добродетелей: французский язык, необходимый для счастия семейственной жизни, фортепьяно, для доставления приятных минут супругу и, наконец, собственно хозяйственная часть: вязание кошельков и других сюрпризов. Впрочем, бывают разные усовершенствования и изменения в метóдах, особенно в нынешнее время; все это более зависит от благоразумия и способностей самих содержательниц пансиона. В других пансионах бывает таким образом, что прежде фортепьяно, потом французский язык, а там уже хозяйственная часть. А иногда бывает и так, что прежде хозяйственная часть, то есть вязание сюрпризов, потом французский язык, а там уже фортепьяно. Разные бывают метóды».

Когда-то в прошлой жизни интеллигентный турок водил меня по дворцу Топкапы, увлечено и убежденно рассказывал, что девочки в гареме получали самое изысканное и утонченное образование. Персидский язык, стихи, рукоделие и всякие музыки с танцами. Когда я в силу природного ехидства/любопытства поинтересовался - а где в гареме была библиотека, выяснилось, что библиотека уставом гарема не предусмотрена. Глазки можно испортить и мысли всякие будут мешать счастливой жизни.

Разные культуры, разные эпохи, а сходство в метОдах - явно.

2 симпатии

Ой, да. А типа, зачем ещё что-то. Женщина как украшение, и это ж заметно лучше, чем некоторые другие варианты… :(((

Про Ноздрёва главу прочитала - как будто впервые. Ощущение, что человека, по-хорошему, надо было бы лечить. Но совсем-совсем сумасшедшим он не выглядит, поэтому происходит вся эта хрень. Его неконтролируемо несёт, другим диковато, но что уж, характер типа такой, что с этим делать…
Дополнительно занятно, что если белокурый Межуев Ноздрёву и правда зять (что Ноздрёв сказал - это ещё ничего не значит, но сам Межуев-то не возражал), то получается, жена, к которой этот самый зять уезжает - Ноздрёву близкая родственница, то ли дочь, то ли сестра. Это никак не видно из диалога…
И ведь при этом типа всё почти нормально. У Ноздрёва дом, имение, в обществе бывает, чем-то торгует… Дворни энное количество, и дворня приказов слушается. Хоть кормить только сеном коней Чичикова, хоть помочь побить его самого (Чичикову повезло, но перспектива была очень явственная).
Жутковато.

1 симпатия

Для меня Ноздрев связан с понятием “гусарство”, карикатурно представляющее реально элитное воинство.
Типа поручик Ржевский. Ассоциация ничем не обоснованная, но прочная.
Даже визуально. Кудри, усы, бачки. Вояка, рубака, картежник, азартный и бескорыстный враль.
На службе сформировалась готовность умереть ежеминутно, как следствие - низкая цена жизни - своей и чужой. Наполеоновский маршал Ланн писал: «Гусар, которому 30 лет, и он не убит — дерьмо, а не гусар".

Но вот Ноздрев выжил, прибыл в мирную жизнь, а замашки остались. И цена этой мирной жизни после встрясок на службе - копейка. Преснятина. Вот и живет как может. Гусар, переживший 30 лет.

Еще одна неожиданная ассоциация - в 90-е часть таких бойцов после Афгана становились авторитетами в криминале. Или в бизнесе, но с похожими методами.
А реальная жуть для меня - история Салтычихи.

Да, про “гусарство” тут куча минусов и ни одного плюса. При этом набор минусов, похоже, примерно исключающий и воинские успехи-то.

Вояка и рубака?

«Не хочу!» сказал Чичиков и поднес, однако ж, обе руки на всякий случай поближе к лицу, ибо дело становилось в самом деле жарко. Эта предосторожность была весьма у места, потому что Ноздрев размахнулся рукой… и очень бы могло статься, что одна из приятных и полных щек нашего героя покрылась бы несмываемым бесчестием; но, счастливо отведши удар, он схватил Ноздрева за обе задорные его руки и держал его крепко.
«Порфирий, Павлушка!» кричал Ноздрев в бешенстве, порываясь вырваться.
Услыша эти слова, Чичиков, чтобы не сделать дворовых людей свидетелями соблазнительной сцены, и вместе с тем чувствуя, что держать Ноздрева было бесполезно, выпустил его руки. В это же самое время вошел Порфирий и за ним Павлушка, парень дюжий, с которым иметь дело было совсем невыгодно.
«Так ты не хочешь окончивать партии?» говорил Ноздрев. «Отвечай мне напрямик!»
«Партии нет возможности оканчивать», говорил Чичиков и заглянул в окно. Он увидел свою бричку, которая стояла совсем готовая, а Селифан ожидал, казалось, мановения, чтобы подкатить под крыльцо, но из комнаты не было никакой возможности выбраться: в дверях стояли два дюжих крепостных дурака.
«Так ты не хочешь доканчивать партии?» повторил Ноздрев с лицом, горевшим, как в огне.
«Если б ты играл, как прилично честному человеку. Но теперь не могу».
«А! так ты не можешь, подлец! когда увидел, что не твоя берет, так и не можешь! Бейте его!» кричал он исступленно, обратившись к Порфирию и Павлушке, а сам схватил в руку черешневый чубук. Чичиков стал бледен, как полотно. Он хотел что-то сказать, но чувствовал, что губы его шевелились без звука.
«Бейте его!» кричал Ноздрев, порываясь вперед с черешневым чубуком, весь в жару, в поту, как будто подступал под неприступную крепость. «Бейте его!» кричал он таким же голосом, как во время великого приступа кричит своему взводу: «Ребята, вперед!» какой-нибудь отчаянный поручик, которого взбалмошная храбрость уже приобрела такую известность, что дается нарочный приказ держать его за руки во время горячих дел. Но поручик уже почувствовал бранный задор, всё пошло кругом в голове его; перед ним носится Суворов, он лезет на великое дело. «Ребята, вперед!» кричит он, порываясь, не помышляя, что вредит уже обдуманному плану общего приступа, что миллионы ружейных дул выставились в амбразуры неприступных, уходящих за облака крепостных стен, что взлетит, как пух, на воздух его бессильный взвод и что уже свищет роковая пуля, готовясь захлопнуть его крикливую глотку. Но если Ноздрев выразил собою подступившего под крепость отчаянного, потерявшегося поручика, то крепость, на которую он шел, никак не была похожа на неприступную. Напротив, крепость чувствовала такой страх, что душа ее спряталась в самые пятки. Уже стул, которым он вздумал было защищаться, был вырван крепостными людьми из рук его, уже, зажмурив глаза, ни жив ни мертв, он готовился отведать черкесского чубука своего хозяина и, бог знает, чего бы ни случилось с ним; но судьбам угодно было спасти бока, плеча и все благовоспитанные части нашего героя.

Против вполне штатского и не чересчур храброго Чичикова (что Чичикову тут не в упрёк. Он себя и достаточно твёрдо ведёт, и обороняется как может. Его минусы не тут :)) после первой и неудачной попытки ударить Ноздрёв зовёт дюжих крепостных, которые, собственно, действуют, пока он с чубуком вокруг скачет и орёт “Бейте его!”.
Картёжник - ну, окей. “В картишки на руку нечист”, как тот Толстой-Американец - ладно, фиг бы с ним.
Враль - завирается влёт вообще по любому поводу, не видно того, о чём с толком говорит и делает.
Самоконтроля никакого, с вот такой вот мелкой ситуации теряет голову. Того поручика, с которым его сравнили, надо “держать… за руки во время горячих дел”, а ведь хлопотно такого Ноздрёва почти всё время держать. То есть, ну, он даже воевать, что типа прямое его дело - очень ограниченно применим. Участвовал ли он в чём-то на самом деле вообще? Каков он там был? Или только в мирной жизни кутил и подражал тем, которые “настоящие”?

Похоже, что - сложная исходная природа, попавшая в неудачные для неё условия.

И с ещё одной стороны, если не упираться в особенности именно этого образа - это ж ещё про то, что нельзя человека просто так оставлять после серьёзной смены образа жизни, типа пусть справляется как хочет и может. Из этого всякое нехорошее получается. Для человека ли, для других ли.

Да, Салтычиха - жуть жутчайшая, но и такая жуть вырастает из меньшей, более повседневной жути, из привычки к ней…
В википедии есть формулировочка про “знакомые и соседи Салтычихи не раз замечали…”, но ничего из этого не выходило. И те, кому она подарки дарила и чьей поддержкой пользовалась - получается, в том, что они знали, не видели ничего настолько ужасного, чтоб как-то останавливать это. Вот и шло как шло…

1 симпатия

Раз уж тут обсуждают тему классики, то есть один художник, который делает, по большей части, юмористические зарисовки к классической русской литературе:


(Гоголь - Ревизор)

2 симпатии

Скачала бесплатно в Литресе “Мертвые души” - Николай Гоголь, Книга Мертвые души – скачать бесплатно fb2, epub, pdf на ЛитРес
Стала читать - и поразилась совпадению с появлением в Старгороде Остапа Бендера - встречает его мальчишка, просящий 10 копеек, у Остапа на шее “старый шерстяной шарф” и он спрашивает у дворника “А что отец, невесты в вашем городе есть” - ну очень совпадает с Чичиковым)
Даже полезла гуглить “плутовской роман”)

2 симпатии