А.А. Любищев. О положении в средней школе

Прочитал пока первую главу, остановился на подумать.
Очень уж насыщенный текст, без воды.
Мысли пока невесёлые.

С фамилией знаком ещё по книге Д.Гранина “Эта странная жизнь”, незаурядный был человек. Кто не читал, порекомендую.

Предисловие:

Журнал «Идеи и идеалы» в качестве научного наследия печатает статью нашего знаменитого ученого Александра Александровича Любищева. Поражает актуальность этой статьи, написанной 60 лет назад: здесь и «исключительно низкий уровень математических знаний», и «неумение излагать мысли», и «незнание иностранных языков», и общий «низкий уровень развития». Такова его оценка советской школы в ее сравнении со школой дореволюционной. И здесь стоит сказать, что, несмотря на существенное падение уровня образования в 20-е и 30-е годы XX века, в общем-то сохранялись очень высокие критерии образованности, сформированные в гимназиях и реальных училищах. Эти критерии постепенно размывались уже в послевоенный период и далее. Можно вспомнить хотя бы тяжелые последствия «процентомании», характерной для 70-х годов. К этому в постперестроечные годы добавился ЕГЭ, который, повысив в определенной степени объективность оценок, по своей сути ориентирован на натаскивание, а не на понимание и соответствующее знание. Об опасности такого подхода А.А. Любищев пишет, когда говорит о «догматизации» преподавания, в первую очередь русского языка и литературы.

Очень важно то, что А.А. Любищев говорит о преподавании математики и иностранных языков. Когда он отмечает тот факт, что «студенты-математики … заметно выделялись по своему уровню по сравнению со студентами других факультетов, и их ответы большей частью носили серьезный, сознательный характер», это кажется очевидным, поскольку математика – предмет трудный и требующий умения логически мыслить. Менее тривиально то, что он говорит об изучении языков: «Роль развития правильного последовательного мышления возлагается, в первую очередь, на языки, как русский, так и на иностранные, …». В частности, когда в современных стандартах речь идет о компетенциях, то за изучением языков закрепляется формирование компетенции общения, а не «правильного последовательного мышления». Здесь стоит заметить, что нет практически ни одного предмета, который формировал бы по отдельности те компетенции, которые приводятся в стандартах. Возьмем такую общекультурную компетенцию, как «способность анализировать основные этапы и закономерности исторического развития общества для формирования гражданской позиции». Какая учебная дисциплина ее формирует? Здесь и философия, и история, и политология, и право, и культурология … Только сочетание разных предметов и, конечно, жизненная практика дают в результате названную способность.

Исключительно актуально и то, что А.А. Любищев пишет о необходимости писать сочинения на разные свободные темы. Именно «свободные», которые «требуют самостоятельной работы мысли, уменья мобилизовать находящийся в распоряжении ученика запас сведений из всех областей и умения последовательно излагать мысли по непроторенным путям …». У нас же написание сочинений сведено к минимуму. И то, что его вернули в качестве допуска к ЕГЭ, мало что дает в целом.

Отдельная проблема – обучение педагогов. А.А. Любищев ставит вопрос радикально: «Вопрос о типе вуза, готовящего преподавателей, должен быть пересмотрен. Я со своей стороны, как и многие мои товарищи, считаю, что университет лучше готовит преподавателей, чем педагогический институт, и дальнейшее развитие педагогического образования должно идти по пути снижения педагогических и политических предметов и по приближению всей программы преподавания к университету». У нас же произошло противоположное: на базе десятков пединститутов создали университеты (особенно много таких университетов появилось в 1971—1973 годах в связи с пятидесятилетием образования СССР), т.е. сущностным содержанием пренебрегли в пользу «смены вывески».

А.А. Любищев пишет и о недостатках заочного образования. Поскольку сейчас речь постоянно идет о необходимости повышения уровня образования в нашей стране, стоит вспомнить то, что писалось хорошо образованным умным человеком ровно 60 лет назад, и более того, конструктивно подумать о возможности использования в организации учебного процесса даваемых им рекомендаций.

http://www.orthedu.ru/obraz/18223-aa-lyubischev-o-polozhenii-v-sredney-shkole.html

1 симпатия

А что с вашими мыслями? Не смогли сформулировать в полном соответствии со статьей?

8.О догматизме прочих предметов. Если при преподавании литературы догматизация особенно очевидна, то, пожалуй, не меньший вред она причиняет и при преподавании других предметов, в частности и математики. Когда видишь, как решают студенты самые простенькие математические задачи, например на тройное правило, то убеждаешься, что они заучили схему решения и применяют эту схему. В наше же время нам рекомендовалось не применять заученные правила, а по возможности при каждом конкретном случае проделывать вкратце ход рассуждений, который имел место при выводе правила. От этого сохранилось понимание правила, и его поэтому было очень трудно забыть. Сейчас же особенно охотно слушают ответы, буквально повторяющие текст учебника: в моей школе даже преподаватель катехизиса требовал от учеников, чтобы ответ излагался своими словами.

Такая требовательность по возможности к буквальному изложению приводит и к чрезвычайно распространенному методу заучивания уроков: очень часто урок учат вслух вдвоем или втроем – типичная зубрежка. Примеров этому можно привести достаточно.

Вот такое я неплохо помню и лично, возмущения по поводу “я же выучил, почему вы придираетесь что я не понимаю выученного!”

Грустно, но все практически предлагаемые меры - актуальны и сейчас.
Причём некоторые ещё более актуальны, чем в 1954-м году.

Например:

  1. Повышение авторитета учителей и директоров школ, освобождение их от каких-либо общественных нагрузок, не связанных со школой, так как работа в школе представляет такое важное общественное дело, что именно на это должно быть сосредоточено все внимание работников школы;

  2. повышение строгости требований, ликвидации маниловщины. Обязательность среднего образования надо понимать в смысле предоставления всем возможности учиться, но не в смысле обязательства для учителей довести до аттестата зрелости каждого лентяя;

  3. прекращения равнения на отстающих: из того, что известной части учащихся средняя школа непосильна, не следует, что надо снижать программу до их уровня; надо дифференцировать школы по способностям учащихся;

Все три приведенных - полная ерунда.

  1. “Авторитет”? “Учит тот, кто не умеет работать”. Следовательно, его авторитет базируется на том, насколько он может сделать то, что не умеет сам, с помощью учеников. Т.е. задача завоевания авторитета - первоначальный навык учителя.
  2. Именно обязательность. Пусть в коллективе один сильнее, а другой умнее, но учебную задачу они обязаны решить. Это как соцреализм - не канон, но нижняя планка годности. Если ученику задача не по силам, он должен осознавать это как слабость и видеть путь ее компенсировать.
  3. “Равнение” - смерть обучения. Дать образование “в среднем” способна и машина. Роль учителя - отработка граничных случаев. И работа с отстающими не менее важна, чем работа с обгоняющими программу.

Обязательная средняя школа - это не инструмент сегрегации - это фундамент государства.

Всего пунктов, относящихся к школе, девять, буду по одному комментировать и разбирать:

  1. Повышение авторитета учителей и директоров школ, освобождение их от каких-либо общественных нагрузок, не связанных со школой, так как работа в школе представляет такое важное общественное дело, что именно на это должно быть сосредоточено все внимание работников школы;

На мой взгляд, очень важное замечание, требующее комплексного подхода, и нерешаемое в лоб.
Особенно любимыми у нас методами “подводная лодка, стро-о-ой-ся!”.

И, конечно, к учителям должны применяться строжайшие требования, для того чтобы авторитет мог на чём-то основываться.

Пример: у нас в Казахстане принят отдельный (!) закон о статусе педагога, прописывающий административную ответственность (!) за оскорбление, например.
Как он исполняется? Понятное дело, никак.

Под общественной нагрузкой я понимаю всё то, чем у нас традиционно нагружают учителей и бюджетников: обязательно выписать правильные газеты, создать массовку на государственном концерте в очередной юбилей в 9 утра в воскресенье, и пр. и пр.

Сейчас отношение к учителям… неоднозначное. При любом конфликте внутри школы, при любом событии или происшествии на практике виноватым считают учителя, пока не доказано обратное. При эскалации до уровня РОНО всё будет ещё хуже, фактически сам факт эскалации по умолчанию говорит о том, что конфликт не смогли решить внизу, следовательно виновата школа.

Пример №1, из личной жизни:
Конец 90-х, 10-й класс.
Девочка из параллельного класса послала молодого учителя (лет 25-27) физики на три буквы, прямым текстом, на уроке, при всём классе.
Тот её под локоть вывел из класса, под молчание и одобрение.
Мама девочки устроила скандал у директора, и учителя попросили написать заявление по собственному, иначе скорее всего будет ещё хуже.
Занавес.

Пример №2, из недавней жизни знакомых:
Школа, перемена, дети бегают, ученик 3-го класса падает с лестницы, ломает руку.
Классной руководительнице выносят мозг, комиссия устраивает разбор, ограничивается выговором.
Если бы классные руководители могли - они бы детей на перемене к партам пристёгивали, чтобы чего не вышло.

Авторитет учителей сейчас держится исключительно на личности, как впрочем и всегда.
А всё вышеупомянутое, к сожалению, только мешает.

Так сначала решите, что вы там у себя строите: кочевой феодализм, космический коммунизм или еще какую демократию… Чему фундаментом должна быть школа? Если стране нужны только проститутки и бизнесмены, то и в школу люди идут именно за этим. И никакие разговоры о том, что каким-то маргинальным родителям/диссидентам это не нравится тут не помогут. Обязательное среднее образование - это не всеобщее вневременное благо, а только свойство определенного этапа развития цивилизации. И проживают ли сейчас его хоть где-то на глобусе?

Здесь ещё хуже: что в школе, что в ВУЗах окончательно победила подушевая система финансирования, и отчислить неуспевающего не только сложно, но и финансово невыгодно.
Плюс сверху дополнительно дадут по шапке административно.

И крайним здесь опять выставляется учитель: если у вас у нескольких учащихся плохие оценки, это ваша проблема, не смогли найти подход, плохо работаете.

Плюс официальное направление на инклюзивное образование - отзывы с мест очень, очень неодобрительные. Один ребёнок с гиперактивностью может запросто усложнить жизнь и снизить качество знаний для всего класса, под вопли родителей про “вы не хотите чтобы мой особенный ребёнок имел шанс социализироваться!”

Какой здесь должен быть выход? Ну, кроме “клонировать 10 000 экземпляров Макаренко”?

Кроме деления школ и классов по уровню подготовки учащихся - ничего в голову не приходит.

Почему “кроме”? Это и есть выход.

И никаких “что в школе, что в ВУЗах”, между ними нет и не должно быть ничего общего.

Об этом забудьте сразу. Это самое вредное, что можно придумать.